Почему нас влекут горы?

10/12/2015

11 декабря -  День гор
Этот  международный  праздник был установлен по решению Генеральной  Ассамблеи    ООН в 2003 году, с целью обратить  внимание  людей  на  важность  развития  горных  регионов  и  сохранения горных систем на нашей планете, которые занимают одну четвертую её часть.
Как  много  могут  рассказать  древние горы, мимо которых незаметно протекли не тысячелетия, а миллионы и миллиарды лет.

 

10 декабря в Краснодаре в государственном историко-археологическом музее-заповеднике открылась выставка заслуженного художника и путешественника России, члена Русского географического общества, горного туриста и спасателя Сергея Дудко.

 

ПОЧЕМУ НАС ВЛЕКУТ ГОРЫ

Возможно, дело в пейзажах, сочетающих грозную силу и невыразимую словом красоту. Или всё дело в кристально чистом горном воздухе и нетронутой природе. Третий же скажет, что ценит горы за неповторимую возможность побыть наедине с собой.  Конечно, со всем эти трудно не согласиться и каждый находит в горах что-то своё;  с полной уверенностью можно утверждать лишь одно  к вершинам невозможно быть равнодушным.   Не устоял перед ними и я, но… обо всём по порядку.
 Порой я думал, как же здорово было бы поехать в горы, под Красную поляну в начале лета, когда горы будут полны красок, свежести, а на вершинах ещё будут видеть последние сны шапки снега. Мечты… иногда сбываются, так произошло и со мной.
  Долетев до последней станции Эсто-Садок на новой электричке, я окунулся в совсем иную атмосферу. Лучше всего она ощущалась на мосту: вокруг горы - высокие, покрытые густыми лесами, подсвеченными утренним солнцем. Такие далёкие и близкие, недоступные и притягательные. А под тобой несётся, ревёт поток горной реки, дерзкий, полный кипучей энергии и свободы. Этот поток подхватывает тебя, наполняя лёгкие неповторимым запахом, принесённым водой с  высокогорной ледниковой колыбели – почти с неба, откуда видно, наверно, полмира, и где есть только чистейший холодный воздух и яркое солнце. От всего этого внутри растёт непередаваемое ощущение первобытной, свободной, неуёмной энергии жизни, такой же древней, как сама природа.
 ...Спустя час, когда мы поднялись на подъёмнике на высоту 1660 м над уровнем моря, я оказался в другом, не менее чарующем мире. Цвет его – кристально свежий зелёный, свет – яркий, тёплый, чистый. Вокруг раскинулись причудливыми волнами горные хребты, изогнувшиеся под влиянием неведомой подземной силы. Горы эти покрывали густые леса – чуть ниже, выделялся сочной окраской молодой листвы бук выше постепенно сменявшийся пихтой, заметной по тёмно-изумрудной окраске. А ещё выше горы были покрыты зелёным бархатом пробивающейся из под недавно сошедшего снега листвы горных трав. И местами, где-то далеко-далеко, и вместе с тем очень близко – вершины гор, увенчанные снегами, сквозь которые выступали острые грани горных пиков.
 ...Дорога в лесу проходила меж устремлёнными ввысь стройными кронами буков и пихт с их широкими разлапистыми ветвями, от которых воздух наполнялся приятным ароматом хвои и свежего дерева. Иногда вдоль грунтовой дороги попадались остатки снега, местами пробивались редкие цветы – белокопытник, мать-и-мачеха, кислица.
 Пейзаж менялся. Чуть выше это были уже не дремучие заросли густых деревьев, а свежий светлый лес. Особое очарование придавали ему ярко-красные почки высокогорного клёна, рождавшие клейкие зелёные резные листочки и единичные, но не менее эффектные цветущие черешни. Наряд их на фоне ярко-зелёного бука, «дремучих», обвешанных космами лишайников пихт и покрытых снегом гор был ослепителен... словно кто-то решил устроить праздник и нарядил лес в соответствии со своим безупречным вкусом.
 Постепенно, тот самый клён, который внизу только распускался, выше вытеснял буки и пихты. И, если поднять глаз от устилавших землю глянцевых кустов лавро-вишни, то глазу открываются удивительные пейзажи, сочетающие в цвете и форме мягкость, силу, гармонию – и всё это сквозь неброские, но изящные кроны клёнов. На высоте примерно 1800 метров исчезли и клёны, последние из них, на самой границе леса, были уже другими. Из-за обильного снежного покрова, который придавливал кроны молодых деревьев, нижние части стволов их были повёрнуты не вверх, а вбок.
 Выше границы леса начинался субальпийский пояс, но он только-только просыпался. Лишь изредка попадались весенние цветы – цикламены, первоцветы, ветреницы, купальницы, кандык. Сейчас здесь можно пройти легко и свободно, но спустя несколько месяцев  тут будет густой лес выше человеческого роста из обычных, на первый взгляд... трав, заменявших деревья в этом суровом краю, который выглядит гостеприимно лишь несколько месяцев.
 Когда мы постепенно поднялись выше леса, лучше стали видны силуэты окружающих нас горных гряд. Но эти зазубренные, укрытые снегом вершины, какими бы далёкими они не были, казались близкими и желанными. Хотелось несмотря ни на что дойти до них,  дойти и посмотреть а что же дальше… До того горы казались мне более суровыми, теперь же они были бескрайним зелёным покрывалом, с разбросанными то тут, то там вершинами – манящими маяками, радующими и гипнотизирующими глаз.
  Но ещё более удивительное зрелище предстало, когда мы поднялись до гребня горного хребта, по отрогу которого  поднимались вверх …Здесь, в лесу из невысоких уже буков, распустивших сочную весеннюю листву, и корявых причудливых высокогорных берёз ещё лежал снег. Но эта картина не наполняла холодом и суровостью. Никогда не думал, что это горное криволесье (горный аналог заполярной лесотундры) покажется мне полным свежей молодой живой силы пробуждающейся весны. Изогнутые кроны берёз и молодая, пышущая соком нежная листва буков ярко контрастировала со снегом под их ногами, и с интенсивной синевой цепочки окрестных гор, а вокруг раскинулись бескрайние просторы, укутанные тёплым ясным светом. В этом маленьком лесочке тоже наступала весна – распускались пурпурные первоцветы, бледно-голубые мышиные гиацинты; от волчьего лыка, притаившегося у коленчато изогнутого корня горной берёзы доносился густой и сладкий аромат. А на самом каменистом уступе только-только распускалась черника, которую я до того никогда не видел… То был новый, удивительный и экзотичный мир.
  Конечно, хотелось подняться выше, чем 1940 м над уровнем моря. Хотелось узнать, какие ароматы сочетает воздух на высоте 2 500, 3000, 3 500 м… Возможно, эта мечта  будет манить сюда снова.
  Со временем пришло время идти назад. Дорога назад уже не та, что дорога вверх. Ничего нового уже нет, но на всё смотришь иначе, видишь новые детали. И на этом пути нас ждал маленький сюрприз - маленькое стадо серн. Они что-то искали на снежниках и, когда мы подошли совсем близко, скрылись за отрогом хребта…
  Что дало мне это путешествие? Чему меня научило?  Лучшей, наверно, вещи – осознанию того, что мир интереснее и удивительнее чем кажется, и что мне открылась лишь вершина айсберга от тех «красот и чудес», что таят в себе горы…

 

М. Лучкин
 

 


Поделиться статьей в соцсетях


Комментарии к статье

Выпуск №1(31) (январь 2019 г.)

скачать | другие выпуски


Яндекс.Погода

Магазин аюрведических товаров