Рекордные полеты летчика-испытателя Владимира Коккинаки

20/03/2021

ПЕРВОПРОХОДЕЦ ВЛАДИМИР КОККИНАКИ
«Мы любим труд, мы любим наше дело, мы быть крылатыми хотим…»

Имя Владимира Коккинаки (1904–1985) стало гордостью отечественной авиации. Он единственный с 1935 г. до конца 1950-х лётчик-испытатель Конструкторского бюро Сергея Ильюшина, кто поднял в воздух более 70-ти опытных самолётов, начиная с поршневых и заканчивая реактивными. Многие из них пошли в серию. Штурмовик Ил-2, «летающий танк», стал легендой. На счету дважды Героя Советского Союза В. Коккинаки более 20-ти мировых рекордов грузоподъёмности, дальности и высоты полёта, в числе которых — покорение высоты 14.575 метров на биплане с открытой кабиной. Полёты на дальность вошли в историю, а беспосадочный перелёт в Северную Америку открыл новую страницу в географии воздушных сообщений. 

Маршрут Москва—Нью-Йорк был мечтой Коккинаки. Совершая перелёт 28 апреля 1939 г., он испытывал на дальность боевую технику — серийный бомбардировщик «Москва» (ДБ-3, будущий Ил-4). Мир готовился к войне. Однако связать две столицы кратчайшим путем, через Атлантику, представлялось ему первым шагом к пассажирским рейсам мирного времени. Под этим углом зрения лётчик рассматривал все достижения авиации, веря, что война — неизбежный и краткий эпизод. Как пионер кратчайшего воздушного пути между Европой и Северной Америкой Владимир Коккинаки был в 1965 г. удостоен ожерелья «Пионер розы ветров». А в 1968 году маршрут по трансатлантической трассе лёг в основу регулярных рейсовых сообщений.
Перелёт стал последним перед мировой катастрофой. Коккинаки завершил эпоху открытий на поршневых самолетах — эпоху лётчиков-первопроходцев, чьи имена стали постоянной величиной в истории мировой авиации: Ховарда Хьюза, Чарлза Линдберга, Амелии Эрхарт. Яркий представитель своей эпохи, он считал свои достижения завоеванием народа, к которому принадлежал. Эту позицию разделяли и его соотечественники — Валерий Чкалов и Михаил Громов, чьи экипажи проложили путь из Москвы в США через Северный полюс в 1937 г. Советские полёты «выше всех, дальше всех, быстрее всех» должны были демонстрировать итог слаженного коллективного труда.
Теперь имя Владимира Коккинаки носит Международный аэропорт Витязево в Анапе. Здесь, в Краснодарском крае, прошли детство и юность лётчика. Уроженец Новороссийска, он с молодых ногтей трудился на виноградных и табачных плантациях, матросом и портовым грузчиком. С детства приучал себя к спорту. На родине, в «городе футбольной горячки» Новороссийске, Коккинаки стал вратарем футбольной команды «Олимпия». Завоевал все первые места в спортивных состязаниях, стал лидером по толканию ядра на Северном Кавказе. Лидер среди братьев в большой и дружной семье, Владимир Коккинаки увлёк в авиацию ещё четырёх братьев.
Пассажиры современных авиалайнеров уверены, что полёт и приземление пройдут безопасно. Это стало возможно благодаря плеяде лётчиков-испытателей, к которым принадлежал Владимир Коккинаки.

КРАСНАЯ ПЯТЁРКА

«Красная пятёрка». Слева направо: Владимир Коккинаки, Степан Супрун, Владимир Шевченко, Владимир Евсеев, Эдгар Преман. Москва. 2 мая 1935 г.
Имея опыт работы на истребителях, В.Коккинаки возглавляет первую пилотажную группу, демонстрирующую синхронное выполнение фигур высшего пилотажа на И-16 конструктора Н.Поликарпова (вначале летали на И-5). Выкрашенные в красный цвет «ишачки» оснащены американскими двигателями Райт-Циклон (мощность 710 л. с.). 1 мая 1935 г. «Красная пятёрка» врывается в пространство над Красной площадью и «ввинчивается» в небо в замедленной восходящей бочке. 2 мая Центральный аэродром посещают члены правительства, выражающие пилотам своё признание.

ЛЕТАТЬ ВЫШЕ ВСЕХ

После установления рекорда высоты. 21 ноября 1935 г.:
«Я подошёл к пределу выносливости машины, но я мог бы лететь выше. Сила воли сильнее организма», — заявил Коккинаки. Однако достижение высоты 14.575 метров (почти 15 км!) без скафандра в негерметичном полутораплане И-15 было совершено на грани человеческих возможностей: ещё немного и лопнут сосуды. На высоте 19 километров закипает кровь («Я был уже тёпленький»).
Лётчик ставит рекорд на заброшенной машине, которую максимально облегчает: вместо сиденья ставит тарелку, спиливает половину ручки управления, выкидывает тормоза из шасси и радиатор. За три недели делает 2 тысячи фигур, в день — 140 посадок. По два часа приучает себя к кислородному голоданию на очередном высотном «этаже». Горючего он берёт в один конец и спускается без мотора.
Планка, взятая Коккинаки, была на 142 м выше установленной в 1934 г. итальянским военным летчиком Ренато Донати на самолете Caproni-113 (на «потолке» потерял сознание из-за приступа гипоксии и пришел в себя на спуске). В 1938-м итальянец Марио Пецци поднимается на высоту 17.083 в высотном костюме-капсуле на мощном биплане Ca.161bis. Все последующие мировые рекорды высоты были поставлены на отвечающей требованиям технике, на пилотах бы высотные костюмы.
Рекорд Коккинаки остался неофициальным: СССР ещё не входил в Международную авиационную федерацию.

«ТЬЮНИГ»

«Лётчик-испытатель вспоминал: «Когда выбрасывать из самолета было уже нечего, я решил заставить мотор работать без радиатора. Он имеет вес, а мне хотелось ещё облегчить машину. Но без радиатора перегревается мотор. Я на многих полётах проверил, что можно идти без него — только умеючи. Выскакиваю на 6 тысяч метров, выше нельзя, гоню по прямой, остужаю. Потом опять взлёт на тысячу метров — и опять по прямой. Т.о. к высоте я прихожу с малым весом. Долго пришлось возиться с этим делом. Из-за перегрева масла мог загореться бензин. Пожар на высоте — скверное дело, не выскочишь. С кислородным прибором выскочить нельзя – он прикреплен к самолету. Без кислорода умрёшь в разреженном воздухе. Падать с машиной — смерть. И так, и так смерть».
«Посадка без мотора не представляет большой сложности. Но во время облегчения самолёта основное из того, что мне пришлось отодрать, находилось позади его центра тяжести, и он сильно переместился вперёд. Без мотора самолёт шел носом вниз. Во время одного из рабочих полётов подхожу к земле, хвост задран кверху, как флюгер. Только сел, метров пять пробежал, вдруг самолет поворачивается на 180, и его тянет на нос. Ну, думаю, готов, обязательно перевернусь. Насилу встал, хвостик опустил. С тех пор решил всегда садиться против ветра — ведь я даже тормоза из колёс выкинул!»

ЧЕРЕЗ ОКЕАН

В начале 1930-х чтобы попасть из Москвы в Нью-Йорк, надо было добраться до Лондона, а оттуда пять суток плыть на пароходе. Чкалов и Громов в 1937-м совершили беспосадочные перелёты через Северный полюс и сократили время пути до двух с небольшим суток. Коккинаки в 1939-м предложил другой путь — через Атлантику. Опасность заключалась в атаке встречных ветров, которые могли отклонить самолёт от назначенной траектории. Зато на земле уже вырисовывались промежуточные опорные пункты воздушной трассы, которая бы не зависела от времени года и в перспективе могла стать пригодной для рейсовых сообщений. Маршрут бурно обсуждался, вызывая ожесточенные дискуссии. Сейчас в это трудно поверить. 

Приблизившись к Восточному побережью Северной Америки, Коккинаки получил радиограмму: аэродромы не принимают. Всё побережье погрузилось в непроницаемый туман. После 23-часового нахождения за штурвалом это было тем более некстати, что запасы кислорода почти истощились, а радиокомпас сковало льдом ещё на середине пути. Пришлось садиться. Землю лётчик увидел за два метра до посадки. Имея привычку сажать испытуемый самолет больше ста раз в день, комбриг без особого труда приземлился на торфянике с убранными шасси и сумел не повредить стеклянную кабину, где находился штурман.
Оказалось — островок Мискоу. 10 км в длину и 4 в ширину. Залив Св. Лаврентия, берег Канады, оконечность Акадийского полуострова. С тех пор мало что не изменилось: белая башня маяка, голубые плашки болотистых озёр. Правда, какое-то время назад здесь возник небольшой мемориал с памятной доской, где рассказано о русском экипаже.
Штурман М. Гордиенко вспоминал:
«У Коккинаки, пока он садился в самолёт, стащили в Канаде с ног меховые сапоги на память, даже при помощи полиции не удалось их найти. Просят автографы, а если и это не удаётся, то хотя бы прикоснуться к вам. Моё преимущество было в том, что я меньше ростом. Коккинаки вышел из толпы примерно через час мокрый и усталый».
«Я ещё кое-как поворачивался, а Коккинаки как сел в самолёт на аэродроме в Щёлково, как положил руки на руль и ноги на педаль, так и сидел все время».

 

Подготовила Ирина Коккинаки, внучка лётчика-испытателя. Искусствовед, журналист, автор книги «Мосты. Инженерное искусство» (Признана лучшей книгой 2016 г. в номинации «Книги для детей старшего школьного возраста» Палатой книгоиздателей России).

Поделиться статьей в соцсетях


Комментарии к статье

Выпуск №№35 (июнь 2020)

скачать | другие выпуски


Яндекс.Погода



Магазин аюрведических товаров