TULGATTERVHEKS (ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ) В КАРЕЛИЮ!

14/07/2019

Наконец, у меня выдался небольшой отпуск, и я вновь отправляюсь в такую уже родную и любимую Карелию.
Петрозаводск приветствовал меня утренним морозцем и небольшими сугробами снега. Встречающий меня таксист был весел, всю дорогу до поселка Марциальные воды рассказывал о родном крае с большой любовью и теплом. До санатория «Дворцы» за интересной беседой мы доехали быстро. Меня встретили как долгожданного гостя. Уже третий раз с удовольствием останавливаюсь в этом уютном месте, где помимо отдыха можно подлечиться. Теплый бассейн, физиопроцедуры, массаж, комната релаксации и, конечно же, целительная МАРЦИАЛЬНАЯ вода прямо из источников, и волшебный шунгит. В этот приезд я решила познакомиться с коренными жителями чудесного карельского края – карелами. В десяти минутах езды от санатория «Дворцы» находится старинное село Кончезеро. Село большое, многолюдное, расположено между двух озер: Кончезеро и Пертозеро (какие интересные названия!).
В карельском языке несколько диалектов. В Кончезере живут карелы, говорящие на людиковском диалекте. Их немного, но они очень трепетно и старательно хранят родной язык и передают его подрастающему поколению. В Кончезере у меня была назначена встреча с Наталией Игоревной Кругловой. Я предполагала, что на встречу придет «серьёзная, взрослая тетя» и будет мне рассказывать о языке, традициях, обычаях…А встретила меня молодая, энергичная, с озорным взглядом девушка. Наталия преподает карельский язык людиковского диалекта местным детишкам. У них есть свой учебный класс, где три раза в неделю проходят занятия. Ребята также учат национальные песни и танцы, ездят на концерты, участвуют в конкурсах и фестивалях. Наталия рассказывала о своей работе эмоционально и трогательно: «Однажды, будучи участницей одного семинара в г. Санкт-Петербург, я разговорилась с женщиной. «Откуда Вы?» - спросила она. «Из Карелии», - отвечаю. «Как из Кореи? У Вас же глаза совсем не узкие!» Начинаю нервничать, т.к. многие жители северной столицы совершенно не знают, что есть самобытный регион в Российской Федерации, граничащий с Ленинградской, Мурманской, Архангельской областями и Финляндией, и именуется он Республикой Карелия. «Из Ка-ре-ли-и»,- по слогам выговариваю я. «А на каком языке вы в Карелии говорите?». «На карельском!» - гордо скандирую я. Но, признаться, лукавлю, т.к. на карельском языке говорит лишь небольшая часть коренных жителей или те, кто бьется за сохранение языка. Путать сознание этой дамы тем, что в карельском языке существует три диалекта (собственно-карельский, ливвиковский и людиковский, изучением которого я занимаюсь), а также многочисленные говоры в каждом из них, я не решилась…». Пообщавшись с Наталией, я поняла, насколько сильно любит она свой родной язык и дело, которым занимается.
А после меня ждало новое знакомство с юной карелкой. Зовут ее Александра, а по-карельски ШАНЯ. Шаня живет в Кончезере, ей 16 лет, карельский язык изучает более пяти лет. Совсем недавно участвовала в Конкурсе Красоты, на котором исполнила песню о родном крае и представила национальный карельский костюм, а еще она участница Петровского народного хора, который исполняет традиционные песни и танцы Карелии. Интересной жизнью живут ребята, изучающие карельский язык, последнее их выступление на Фестивале талантов тому подтверждение. Ярко исполненный танец «Карельский квадрат», народная сказка про карела, который за солью ходил и песня В.Цоя «Кукушка» на карельском языке людиковского диалекта произвели на зрителей, сидящих в зале, огромное впечатление.
Вечером в санатории «Дворцы» меня накормили рыбкой по-карельски, вкусно, аппетитно, и, самое главное, очень полезно. Хочу заметить, для тех, кто хочет перед летом сбросить парочку лишних килограммов, в меню ресторана санатория много интересных блюд.
HYVÄDHUOMES (Доброе утро) второго дня началось с водных процедур, массажа и вкуснейшего завтрака. Впереди целый день новых впечатлений!! И я снова еду в село Кончезеро, Наталия обещала меня познакомить с еще одной хранительницей языка. К сожалению, наша личная встреча не состоялась, но Наталия обещала встретиться с Евдокией Васильевной и записать их диалог. И вот что из этого получилось…
«Светлая, чистая, уютная комната, по - северному высокое карельское солнце освещает сидящую передо мной пожилую женщину. Это Абрамова Евдокия Васильевна, в девичестве Захарова. Неловко спрашиваю Евдокию Васильевну об её возрасте, детстве и дальнейшей судьбе. Баба Дуся по-карельски немногословна, ни единого слова впустую не скажет: «Милая, я ж в 1932 году рожена. Нас у родителей было 4 детей – Ваня, Коля, Аня и я, самая младшая. Это я говорю только, что знаю. Может перед нами еще кто-то был да умер, семьи карельские многодетными были. Перед войной мы жили семьёй в деревне Тереки Петровского района (сейчас Кондопожский район). Что война началась, я поняла, когда увидела из-за горы дым, оттуда пришла соседка с дочкиной рукой. По рукаву узнала…Женщины в округе сильно плакали… Папа на фронт ушёл, а нас всех отправили на барже в эвакуацию. Нас обстреливали, бомбили, а я всё за маму держалась. Мне 8 годков было. В 1942 году маму с работы принесли мёртвую, замёрзла, голодная, в лесу. Помню слезинку невысохшую на её щеке. Маму братья-подростки похоронили, вернулись с кладбища, а хозяйка дома, у которой мы жили, показала на дверь: «Уходите вон!». Братья подделали возраст и остались работать в деревне, а нас с Аней отправили в детдом в далекую деревню.
- Как было в детдоме?
- D´umal sinun ke! ( Бог с тобой!). Плохо было – пришлось нам учиться говорить по-русски. Мы же на карельском говорили. Вшивые, голодные, спали с Аней на одной узкой кровати. Не знаю, когда пришёл за нами папа, раненый, контуженный, но война с того момента для нас закончилась. Мы втроем вернулись в родную деревню Тереки в разворованный местными жителями дом. Только лавки, такие, что продолжение стен, остались. Пошла в школу во 2 класс уже будучи 12 годов. Окончила 4 класса и пошла работать сучкорубом. Голод заставил. Папа больной, работать не мог, а хлеб на карточку давали только работающим. Так и трудилась потом 47 лет.
- А кем Вы работали?
- А кем я только ни работала, имея 4 класса образования… уборщицей в Доме культуры, в Доме быта, почтальоном, нянечкой в яслях для двухмесячных малышей, в санатории в кабинете грязелечения, сестрой-хозяйкой на складе, дояркой, в магазине.
- А как сложилась семейная жизнь?
- Замуж в Тереках вышла за нелюбимого, но по желанию отца с мачехой. Дочь родилась. Люба, когда замуж вышла, в село Кончезеро уехала, за 40 километров. А потом и я за ней. Так здесь и живу уж 40 лет. Почему? Так муж ударил, а я стерпеть не смогла. Da i aina hän humalas oli ( «Да и всегда он во хмелю был»). Помогала дочери да зятю с детьми. Они всё работали. Две внучки у меня.
- А дочь где живёт?
Евдокия Петровна горько заплакала. До сих пор боль в душе щемит. Единственная дочь Люба сгорела от болезни 4 года назад. Может, то и спасло бабу Дусю, что в тот страшный период появились на свет 2 правнука у неё. Обе дочери Любы в момент смерти мамы были на сносях… С необычайной нежностью баба Дуся говорит об этих ребятишках! Растрогавшись, пряча слёзы, меняю тему.
- А какими ремеслами или творчеством Вы занимаетесь?
- Oi, kuldaine!( Ой, золотая!) Я ведь и вязала, и вышивала раньше, даже на ходу, пока шла на работу из Терек в другую деревню. Да и песня всегда со мной была и есть!
И поёт мне моя собеседница про то, как Настю в гостях угощали калитками да сканцами (традиционные карельские блюда) на красивом людиковском языке. А как поёт! Не случайно Евдокия Васильевна много лет была в составе Петровского народного хора, некогда известного во всём СССР, а ныне участвующего в многочисленных концертах и фестивалях в различных регионах России.
Слушаю чудный напев певуньи, наблюдаю за тем, с каким наслаждением она издает каждый звук слов родного языка, и прихожу к мысли, от которой наворачиваются слезы… - именно выносливость, трудолюбие, некая гордость и непокорность, присущие карелам-людикам, дают Евдокии Васильевне Абрамовой силы справляться со всеми каверзами судьбы. И живёт баба Дуся 87-й год «за всех, ведь никто из родных много лет не жил», потому что любит родной край, традиции, культуру, бережёт и хранит, как сокровище, родной людиковский язык! Язык, который в советское время пытались «выбить» из каждого говорящего на нём. Из бабы Дуси не выбили. Не на ту напали!!!
Прощались мы с Евдокией Васильевной долго, будто родные. Я обещалась вернуться вскоре, т.к. понимала, что захочется сделать это уже завтра.
-Mäne D´umalan ke! – отправила меня с Богом в дорогу удивительная женщина, позолоченная лучами садящегося солнца, словно образ, смотрящий с иконы!!!
Горжусь я карелами-людиками, им не приходится никогда лечить  депрессию. Таких болячек у них не было и нет, потому что есть крепость духа, ответственность, труд, огромная ДУША и ВСЕОБЪЕМЛЮЩАЯ ВЕЛИКАЯ ЛЮБОВЬ!
Когда я дочитала до конца материал, который прислала Наталия, невольно слезы накатили на глаза. А ведь и правда, кем бы по национальности мы ни были, где бы ни жили, сила духа, тепло души и любовь помогают нам выстоять в самых сложный испытаниях.
Мой коротенький отпуск подошел к концу. Но я уверена, что обязательно приеду в Карелию еще много раз. И уже по сложившейся традиции остановлюсь в санатории «Дворцы».
Ведь я точно знаю, что меня там помнят и ждут.

С приветом из Карелии Любовь Менькова и Наталия Круглова.

 

 

 

Поделиться статьей в соцсетях


Комментарии к статье

Выпуск №№35 (июнь 2020)

скачать | другие выпуски


Яндекс.Погода



Магазин аюрведических товаров